Научение и обучение

Истории Виктора и Вошоу для изучающего психопедагогику есть наглядный пример важности в становлении человека социального окружения, а также того, что способность говорить посредством системы символов весьма желательное, но не существенное свойство, решающим фактором в этом случае является происходящее при освоении системы символов научение абстрактному мышлению. Достижения Виктора и Вошоу доказывают важность в сложном научении систематического обучения.

При обучении нормальных детей благодаря речи систематический подход не только становится возможным, но и возрастает арсенал его средств. Виктор в лесу и Вошоу в джунглях прежде, чем их поймали, без всякого систематического обучения вполне научились выживать, но их поведение стало более сложным, как только они оказались в более сложном окружении. Обучались ли они чему-либо прежде, чем попали в человеческое общество, или для того, чтобы выжить, им не надо было ничему учиться?

Иными словами, в какой степени поведение шимпанзе и людей поддается обучению? Более простые типы животного мира, скажем насекомые, гораздо меньше зависят от обучения и почти не способны к нему, а значит, обладают полностью предсказуемым стереотипом поведения. Гусеница, предоставленная сама себе, значительно лучше позаботится о своем существовании, чем это сделает человеческий детеныш или шимпанзенок, при условии, что необходимая для гусеницы растительная пища будет доступна ей. Все, что требуется от нее для выживания, — совершать последовательные автоматические движения по поеданию пищи.

Вместе с тем никакое методическое обучение, даже если в качестве учителя выступает гусеница, не заставит ее сделать нечто иное. Гусеница почти, если не полностью, не способна к выбору окружения. Более высокоорганизованные типы животных могут научиться приспосабливаться к меняющемуся окружению. Человек и остальные приматы — наиболее адаптируемые представители животного мира, поскольку отдельные особи могут научиться типу поведения, никогда еще не встречавшемуся в истории их вида. Чтобы овладеть простым окружением, требуется не очень сложная деятельность, а сложное окружение соответственно требует и более сложной деятельности.

Самым сложным окружением для всех видов животных, по-видимому, является мир, созданный руками человека, и особенно сложным является окружение, связанное со взаимодействием людей. В этом случае социальное окружение людей становится решающим элементом развития в каждом из нас сложных типов поведения, к которым способны обычные человеческие существа. Решающим, но недостаточным. Овладение сложной жизнью современного общества для большей части человечества зависит не только от овладения крайне сложным окружением, но и от правильного воспитания. Правомерность использования слова «воспитание» применительно к работе, проделанной с Вошоу и подобным ей, определяется отношением пользующегося этим термином к его этимологии и современному употреблению. Практически, за исключением данного интересного, хотя и спорного случая, этот термин будет использоваться только применительно к обучению людей.

Это не означает, однако, что я отрицаю наличие общих моментов, свойственных как системе воспитания детей, так и системе дрессировки животных. Хотя многие достаточно существенные принципы обучения присуши обеим системам, гораздо больше принципов относится только к обучению человека. Но рассмотрение научения видов животных, близких человеку, может помочь нам понять наиболее важные особенности воспитания людей.

Каковы бы ни были тип и сложность научения, оно всегда ведет к изменению. Согласно общепринятому взгляду, всякое связанное с научением изменение в поведении организма должно сохраняться во времени. Временные состояния, которые возникают и проходят, не могут рассматриваться как научение, но действия, осуществляемые для овладения определенными свойствами окружения и становящиеся частью обычного способа поведения, следует отнести к научению. Изменения в поведении могут происходить и по патологическим причинам. Повреждение организма приводит к изменению характера деятельности. Такого рода изменения вряд ли можно отнести к научению. Действительно, повреждение конечностей или других частей тела могло бы заставить индивида овладеть новыми навыками, например научиться писать левой рукой. Сам навык писания левой рукой может быть следствием научения, но вызванная повреждением правой руки смена рук таким образом рассматриваться не может.

Физическое развитие также может привести к изменению в поведении. У младенца постепенно развивается способность есть твердую пищу не только благодаря научению, но и благодаря физическому развитию: появление зубов и соответствующие изменения системы пищеварения. Аналогичным образом увеличение мускулов и скелета делает возможным переход от фактической неподвижности к способности ходить и бегать. Разумеется, не следует рассматривать эти изменения как происходящие независимо от научения: они — результат сложного взаимодействия. Изменение оказывается невозможным без физического развития, известного как взросление, но у человека и других видов высокоорганизованных животных взросление в значительной степени зависит от научения.

Без научения изменения были бы крайне незначительными. Без него человек не способен выжить. А без обучения практически не могут сформироваться соответствующие условия для научения человеческого существа. В идеале обучение означает систематическое научение окружению, организованное в соответствии с принципами научения человеческого существа и с имеющимися возможностями обучающегося, в результате которого изменения в поведении происходят наиболее эффективным и экономным образом. Тот факт, что обучение по большей части осуществляется без осознанного понимания принципов научения человека, мне думается, не обесценивает эту точку зрения. Кем бы ни был тот, кто пытается обучать, он старается организовать окружение, которое способствовало бы научению. Отсутствие знания оптимальных способов такой организации сказывается на эффективности его усилий и в некоторых случаях делает их неэффективными, но, по-моему, вполне оправдана надежда, что познание факторов, влияющих на научение человека, позволит лучше прогнозировать эффективность обучения.