Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация

 

С 6 по 7 декабря в МГППУ проходила международная научно-практическая конференция «Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация».

Юрий Забродин, проректор по научной работе МГППУ: «Эта проблема сейчас очевидно обрела максимальную актуальность и стала одной из самых острых социальных проблем не только в нашей стране, но и в мире. Конечно, одна из задач конференции – объединить усилия разных специалистов в том, чтобы найти некие новые технологии, новые немедикаментозные формы противодействия этому явлению».

На конференции обсуждались: государственная политика в области противодействия злоупотреблению алкоголем и наркотиками, правовое обеспечение и стандартизация психолого-социальной реабилитации лиц с зависимым поведением, а также конкретные профилактические и реабилитационные методики.

Татьяна Клименко, помощник министра здравоохранения РФ по вопросам профилактики заболеваний и здорового образа жизни: «7 мая 2011 года Президентом был подписан указ о развитии здравоохранения. И пунктом 2 стоит вопрос о модернизации наркологической службы. Причем там написано, что эта модернизация должна быть завершена к 1 января 2016 года. Чем будет наполнена эта работа, какими технологиями. И оказалось, что мы испытываем чрезвычайный дефицит в реабилитационных технологиях. Мы проанализировали работу большинства реабилитационных центров, государственных и негосударственных, и оказалось, что все они работают по 12-шаговой программе. Задача номер один – это вот вопрос расширения реабилитационных технологий».

Николай Розов, декан факультета психологического образования МГУ им. Ломоносова: «Литературы по проблеме наркологии и вообще по проблемам аддикции существует очень много. В этой литературе очень часто преобладает формулировка, что «до́лжно сделать», вместо того, чтоб писать о том, как нужно сделать. Главную воспитательную работу с детьми должна вести семья. Мы должны всерьез заниматься обучением воспитанию родителей воспитанию своих детей. Это для нас, по крайней мере, очевидный факт. Кто может этим заниматься? Никто кроме школы».

Андрей Демин, президент Российской Ассоциации Общественного Здоровья, советник Всемирной организации здравоохранения: «Мы завершили довольно большое исследование, напряженно работали по табачной теме. Ну, табак на сегодняшний день действительно, если мы поймем и справимся с табаком, то все остальное уже, в общем, легко пойдет. Кто занимается просвещением наших детей уже давно, успешно? Под видом просвещения алкогольная и табачная индустрия продвигает свою продукцию. В Москве 555 школ участвовало. Департамент отреагировал, и эту программу, она не то что остановлена, мы хотели, чтоб был там какой-то разбор полетов, анализ, чтоб это впредь не повторялось, ну, в общем, они ее потихонечку, значит, не возобновили. Но в девяти городах России крупнейших эти программы до сих пор продолжаются. Вот парадокс – вроде программы идут, а распространенность курения среди детей в этих городах, она самая высокая. Нашли материалы, что у нас теперь повышение квалификации учителей оплачивает «Philip Morris International». Ну как это может быть? Под видом своей так сказать социальной ответственности. На самом деле они продвигают продукцию. Более миллиарда долларов они расходуют на продвижение этой продукции в таких вот изощренных формах».

Татьяна Клименко, помощник министра здравоохранения РФ по вопросам профилактики заболеваний и здорового образа жизни: «Здесь сказали о том, что ведущая проблема в нашей стране – это проблема табакокурения, и, решив эту проблему, можно будет решить и все другие проблемы. Действительно должна вам сказать, что в целом в мире 22-24% населения потребляет никотин. Причем при таких вот среднемировых цифрах в нашей стране никотин употребляют примерно 60-65%. У нас всего три государственных реабилитационных центра, у нас 87 реабилитационных отделений, но суммарный коечный фонд порядка 1700 коек. 1700 коек на всю страну – это государственные бесплатные койки. Ну, если у нас 550 тысяч зарегистрированных потребителей наркотиков, если у нас около двух миллионов зарегистрированных больных алкоголизмом, согласитесь, что 1700 коек – это очень мало. Причем в 41 субъекте реабилитационных коек нет вообще».